Ирина Попенкова предлагает Вам запомнить сайт «"7 Ключей" | ваш личный психолог»
Вы хотите запомнить сайт «"7 Ключей" | ваш личный психолог»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

"Перестаньте существовать — начните жить!" © Ирина Попенкова

Запись за 04.12.2017 14:00:00 +0200

развернуть

В январе к Антоновне пришел климакс. Поначалу никаких особых проблем это событие не принесло. Не было пресловутых приливов и отливов, потливости, учащенного сердцебиения, головных болей. Просто прекратились месячные и все: здравствуй, старость, я твоя!


К врачу Антоновна не пошла, и так много читала и знала, что к чему. Да, и подруги о себе часто рассказывали, делились ощущениями. Тебе, говорили, Антоновна, крупно повезло. Это же надо, так легко климакс переносишь!

Как сглазили подруги. Стали вскоре происходить с Антоновной странные вещи. Понимала она, что это гормональные изменения в организме, которые бесследно не проходят. Отсюда, наверное, и беспричинная смена настроения, и головокружение, и слабость. Все труднее стало Антоновне наклоняться к внучке Лизоньке, аппетит пропал, спина болеть стала как-то по-новому. По утрам часто отекало лицо, а по вечерам — ноги.

Какое-то время на свои недомогания Антоновна особого внимания не обращала. Первыми забили тревогу невестки: какая вы, мама, квелая стали, бледная. Сходите к врачу, сделайте УЗИ, не тяните, с такими делами не шутят!

Антоновна молчала. Сомнения, что с ней что-то неладно, и так уже давно поселились в ее душе. А тут еще стала сильно болеть грудь, ну просто огнем горит, не дотронуться. Как же быстро жизнь пролетела! Кажется Антоновне, что и не жила еще совсем. Вот младшего сына только что женила, еще детей от него не дождалась, а тут болезнь, будь она неладна!

Кое-как пережила Антоновна весну и лето, а к осени совсем ей плохо стало. Одышка, боль в спине страшная почти не отпускает, живот болит нестерпимо. Решилась, наконец, Антоновна записаться на прием к врачу и рассказать о своих страданиях мужу.

В женскую консультацию Антоновну сопровождала почти вся семья. Муж, Андрей Ильич со старшим сыном остался в машине, а обе невестки ожидали ее в коридоре.

С трудом взобравшись на смотровое кресло и краснея от неловкости, Антоновна отвечала на вопросы докторши: когда прекратились месячные, когда почувствовала недомогание, когда в последний раз обследовалась. Отвечала Антоновна долго, успела даже замерзнуть на кресле, пока докторша заполняла карточку, мыла руки, натягивала резиновые перчатки. Докторша осматривала Антоновну основательно, все больше хмурясь и нервничая. Потом бросила короткое «одевайтесь» и подсела к телефону. Антоновна трясущимися руками натягивала непослушную юбку и с ужасом слушала разговор докторши.

— Онкодиспансер? — кричала та в трубку.— Это из пятой. У меня тяжелая больная, нужна срочная консультация. Срочная! Да, да… Видимо, последняя стадия. Я матки не нахожу. Пятьдесят два… Первичное обращение. Да, не говорите… Как в лесу живут. Учишь их, учишь, информация на каждом столбе, а лишний раз к врачу сходить у них времени нет. Да, да, хорошо, отправляю.

Закончив разговор, докторша перешла к столу и стала оформлять какие-то бумаги.
— Вы сюда одна приехали, женщина?

— Нет, с мужем, с детьми, на машине мы, — тихо ответила Антоновна онемевшими губами.

Только сейчас почувствовала она сильнейшую боль во всем теле. От этой боли перехватывало дыхание, отнимались ноги, хотелось кричать. Антоновна прислонилась к дверному косяку и заплакала.

Акушерка выскочила в коридор и крикнула:
— Кто здесь с Пашковой? Зайдите!

Невестки вскочили и заторопились в кабинет. Увидев свекровь, все поняли сразу. Антоновна плакала и корчилась от боли, словно издалека доносились до нее обрывки указаний докторши: немедленно, срочно, первая больница, онкология, второй этаж, дежурный врач ждет…

Вот направление, вот карточка… Очень поздно, сожалею… Почему тянули, ведь образованные люди…  В машине ехали молча. Андрей Ильич не стесняясь шмыгал носом, время от времени утирая слезы тыльной стороной ладони. Сын напряженно всматривался на дорогу, до боли в пальцах, сжимая в руках руль.

На заднем сидении невестки с двух сторон поддерживали свекровь, которую покидали уже последние силы. Антоновна стонала, а когда боль становилась совсем уже нестерпимой, кричала в голос, вызывая тем самым у Андрея Ильича новые приступы рыданий. 

В диспансере долго ждать не пришлось. Антоновну приняли сразу. Семья в ужасе, не смея присесть, кучкой стояла у окна. Андрей Ильич уже не плакал, а как-то потерянно и беспомощно смотрел в одну точку. Невестки комкали в руках платочки, сын молча раскачивался всем телом из стороны в сторону.

В кабинете, куда отвели Антоновну, видимо, происходило что-то страшное. Сначала оттуда выскочила медсестра с пунцовым лицом и бросилась в конец коридора.

Потом быстрым шагом в кабинет зашел пожилой врач в хирургическом халате и в бахилах. Затем почти бегом туда же заскочило еще несколько докторов.

Когда в конце коридора раздался грохот, семья машинально, как по команде, повернула головы к источнику шума: пунцовая медсестра с двумя санитарами быстро везли дребезжащую каталку для перевозки лежачих больных.

Как только каталка скрылась за широкой дверью кабинета, семья поняла, что это конец. Андрей Ильич обхватил голову руками и застонал, невестки бросились искать в своих сумочках сердечные капли, у сына на щеке предательски задергался нерв.

Внезапно дверь кабинета снова распахнулась. Каталку с Антоновной, покрытой белой простыней, толкало одновременно человек шесть-семь. Все возбужденные, красные, с капельками пота на лбах. Бледное лицо Антоновны было открыто.

Ужас и боль застыли в ее опухших глазах. Оттолкнув невесток, Андрей Ильич бросился к жене. Пожилой врач преградил ему дорогу.
— Я муж, муж, — кричал Андрей Ильич в след удаляющейся каталке.— Дайте хоть проститься. Любонька, милая моя, как же так, мы же хотели в один день!…

— Дохотелись уже, — медсестра закрывала на задвижку широкую дверь кабинета. — Не мешайте, дедушка, и не кричите. Рожает она. Уже головка появилась…

В родильном зале было две роженицы: Антоновна и еще одна, совсем молоденькая, наверно, студентка. Обе кричали одновременно и так же одновременно, как по приказу, успокаивались между схватками.

Вокруг каждой суетились акушерки и врачи. Пожилой профессор спокойно и вальяжно ходил от одного стола к другому и давал указания.

— И за что страдаем? — спросил профессор у рожениц во время очередного затишья.
— За водку проклятую, она во всем виновата, проклятая, — простонала студентка. 

— Ну, а ты, мать? — обратился профессор к Антоновне и похлопал ее по оголенной толстой ляжке.

Антоновна помолчала немного, подумала, а потом тихо, ибо сил уже не было совсем, прошептала:
— Да за любовь, наверное. За что ж еще? Вот день рождения мой так с мужем отметили. Пятьдесят второй годок. Побаловались немножко…

— Не слабо, нужно сказать, побаловались, — усмехнулся профессор. — Так неужели, и правда, не замечала ничего или хитришь?
— Да, что вы доктор! Если б я знала, если б только подумать могла!.. Стыд-то какой! Ведь я уже бабушка давно. Уверена была, что у меня климакс и онкология впридачу. Вот и в консультации матки не нашли, сказали, что рассосалась, рак, последняя стадия…

— Срак у тебя, а не рак, — профессор раздраженно махнул рукой. — Все мы живые люди, и, к сожалению, врачебные ошибки еще иногда имеют место быть. Но, хватит разговаривать, тужься, мать, давай. Твоя ошибка хочет увидеть свет!

Акушерка вышла из родильного зала довольная и исполненная важности. Будет что подружкам рассказать — не каждый день в наше время бабушки рожают.

— Пашкова Любовь Антоновна. Есть родные?
— Есть, — хором ответила вся семья, делая шаг вперед.
— Поздравляю вас, — с нескрываемым любопытством разглядывая мужскую часть семьи, сказала акушерка. А кто отец-то будет?
— Я, — хрипло, не веря еще всему происходящему, сказал Андрей Ильич.

— Он, — одновременно ответили невестки, указывая на свекра.
— Обалдеть,— не удержалась от эмоций акушерка и добавила уже с явным уважением.

— Мальчик у вас. Три пятьсот. Рост пятьдесят один сантиметр. Накрывайте поляну, папаша. Еще бы часик и неизвестно, что было бы… К самым родам поспели. Вот чудеса так чудеса. Зачем только в онкологию везли, не понимаю?

Автор: Ольга Клионская

История, которую обязательно надо прочитать до конца — В январе к Антоновне пришел климакс...


Опубликовано 04.12.2017 в 15:00

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook
Комментарии ВКонтакте
Читать

ПОИСК: Что бы вы хотели найти?

Ваш отзыв о коллекции
Ирина Попенкова
Спасибо большое вам за отзывы! Они очень важны для меня, вдохновляют развивать и наполнять сайт ни только для себя любимой, но и для вас! Оставайтесь с нами!
Ирина Попенкова 14 сентября 16, в 17:44
Дитрих де Монро
Радуют баннеры к каждому разделу. В частности к статьям и к музыке. Прям радуют. Сайт вроде простоват, без вывертов, но зачет. Буду заглядывать. Удачи!
Дитрих де Монро 14 сентября 16, в 15:05
Шана Шэлико
Вы так круто обновились! Мне очень нравится! Эти баннеры в начале страницы такой уют создаю. И мне нравится, что на главной у вас самое вкусное, хотя сначала немного напугало объёмом, но пригляделась, всё логично. Блоки видео мне нравятся слева. И классно, у вас теперь свой домен!
Шана Шэлико 12 сентября 16, в 17:10
Эрнст Неизвестный
Сайт просто великолепный, никаких претензий к цвету наполнению, расположению материала, вижу,что кто-то с отличным вкусом сделал его. Уверяю вас, он будет жить и количество посетителей, нуждающихся в помощи тут задержится.
Эрнст Неизвестный 7 сентября 16, в 13:26
Антон Боков
Отличный сайт. Просто и удобно для чтения. Простое меню что для большинства пользователей хорошо. Процветание сайту, и спасибо администрации!
Антон Боков 6 сентября 16, в 18:18
Danny Karter
Приветственное сообщение меня очень заинтересовало. Текст привлекает внимание и становится интересно сначала "пролистать" сайт, а уже после внимательно вдуматься и вчитаться в уже имеющийся материал.
Danny Karter 31 августа 16, в 21:17
Шана Шэлико
Привет! Простой и удобный сайт, ничего лишнего. Удачи и развития вам!
Шана Шэлико 31 августа 16, в 09:33